Владислав Дрегер — рейдер и титушковод с хорошей крышей

Аферисти, Рейдери

Слияния и поглощения любимчика Татьяны Бахтеевой.

В списке украинских рейдеров он занимает почетное место «второго после Корбана». Но хотя Влад Дрегер уступает ему в размерах отжатых и захваченных предприятий, он заметно превосходит его в цинизме и подлости, которые регулярно проявлял даже по отношению к своим же компаньонам. Выходцы из кровавой ОПГ «17-й участок» вот уже несколько лет строят друг другу козни, а теперь еще и финансируют сепаратистов своими налогами, имея высоких покровителей как в Киеве, так и в Донецке, пишет в интернет-издании SKELET-info Сергей Варис.

Под крышей «17-го участка»

Дрегер Владислав Олегович 3 февраля 1973 года в Славянске — тогда еще мало кому известном провинциальном городке Донецкой области. После окончания средней школы он поступил в Краматорский индустриальный институт (ныне – Донбасская машиностроительная академия), который окончил в 1996 году по специальности «экономика управления». А затем, если верить его автобиографии, Владислав Дрегер пошел работать в налоговую инспекцию Славянска, где всего за год дорос до начальника юридического отдела. Но ещё через год Дрегер по какой-то причине бросил работу в столь хлебном ведомстве, и перевелся на Славянский масложировой комбинат, заместителем директора по правовой работе.

Столь успешная карьера молодого выпускника объяснялась его близостью к краматорской ОПГ «17-й участок», печально известной причастностью к убийству журналиста Игоря Александрова. Когда-то входивший в нее депутат от БПП Максим Ефимов в молодости «тусовался» с лидерами «17-го участка», и до сих пор сохранил близкие отношения с некоторыми из них. Знал Ефимов и Дрегера, хотя о связи друг с другом ни один из них никогда не распространялся. Ведь у них были такие общие и очень близкие знакомые, как Дмитрий Герман и Александр Рыбак: первый возглавлял в ОПГ «бригаду киллеров», а второй являлся криминальным бизнесменом, который занимался вкладыванием кровавых денег «17-го участка» в теневой и легальный бизнес. Это Рыбак, Герман и примкнувший к ним Константин Яворовский (бывший работник МВД) устроили в 1998-м году в ОПГ кровавый переворот, устранив его прежних лидеров Яковенко и Ермакова. И именно попытка обнародования этой информации стоило жизни Игорю Александрову.

Так вот, уже на момент окончания института, Владислав Дрегер был хорошо знаком со многими «авторитетами» из ОПГ «17-й участок». Именно эти знакомства помогли Дрегеру начать стремительную карьеру в налоговой инспекции, которая уже через год внезапно прервалась. Видимо, он зашел далеко за черту закона, оказывая своим знакомым необходимые услуги. Но криминальные друзья не оставили Дрегера, напротив – после этого перед ним открылись перспективы большого бизнеса. И ввел его туда Александр Рыбак.

Рыбак контролировал бизнес через предприятия ЗАО «УкрЛига» (офис располагался в Славянске) и ООО «Донбасс-Лига», и вот как раз в «УкрЛигу» и был взят на работу молодой юрист Влад Дрегер. Сферой его деятельности были корпоративные права, скупка ценных бумаг, манипуляции с акциями, рейдерский захват предприятий. Свои гонорары Дрегер отрабатывал на 120%: сообщалось, что с его помощью Рыбак «прихватизировал» несколько крупных предприятий, в том числе ОАО «АИЗ-Энергия», объединявшее три завода, являвшихся крупнейшими украинскими производителями изоляторов и арматуры для ЛЭП.

И вот там, работая на ОПГ «17-й участок», Дрегер познакомился и сблизился со своим будущим бизнес-партнером Сергеем Белогородским. По словам самого Дрегера, уроженец Нижнего Тагила (Россия) Сергей Белогородский прибыл в Украину в начале 90-х, якобы спасаясь от призыва в армию, и пересек границу на велосипеде, без паспорта. По информации других источников SKELET-info, Белогородский был связан с московской ОПГ «Солнцевские» и скрывался от уголовного преследования. В Украине этот «беженец» сразу же был подобран и обогрет местной «братвой»: ему сделали паспорт и устроили работать агентом по снабжению в ООО «Донбасс-Лига», а затем коммерческим директором в одно из предприятий ЗАО «УКрЛига».

Расследование убийства Яковенко и Ермакова заставили сбежать в Европу их непосредственного ликвидатора Дмитрия Германа, а последующее за этим убийство Игоря Александрова вынудило «сделать ноги» и Рыбака – который после был арестован и в 2006 году и признан заказчиком преступления. Суд постановил конфисковать всё его имущество, однако к тому времени активы «УкрЛиги» и «Донбасс-Лиги» уже были растащены бывшими подручными Рыбака – в том числе Дрегером и Белогородским. Благодаря тому, что в ОПГ «17-й участок» вновь поменялись лидеры, а сама группировка оказалась под пристальным вниманием правоохранительных органов и СМИ, компаньоны Дрегер и Белогородский сумели «скрысить» часть капитала Рыбка и уйти «в свободное плавание» (перебравшись в Донецк) без необходимости объяснения с «братвой». Впрочем, источники SKELET-info сообщали, что их связь с ОПГ (существующей и поныне) не оборвалась, и Дрегер еще долго сохранял кое-какие «деловые контакты» со своими старыми знакомыми. В том числе и для решения «щекотливых вопросов» — попросту говоря, пользовался услугами бандитов. Говорят, что выходцы из «17-го участка» есть и среди его многочисленных телохранителей.

Короли рейдеров

Наличие за спиной нескольких мрачных личностей было просто необходимо Владиславу Дрегеру, поскольку он решил продолжать и развивать дело, к которому его приобщил Александр Рыбак – рейдерский захват предприятий. Только благодаря этому методу Дрегер сумел выбиться в мультимиллионеры и войти в число довольно крупных бизнесменов Донбасса (конечно, уровнем ниже Ахметова и Таруты).

Перебравшийся в Донецк, Дрегер учредил ООО «Тяжелое машиностроение», а уже начиная с 2001 года начал прибирать к рукам ОАО завод «Коксохимоборудование» (ЗКХО). Его окончательный захват Дрегером и Белогородским датируется 2005 годом, а уже в 2006-м сообщалось, что компаньоны разделили предприятие между собою следующим образом: Белогородский получил контрольный пакет акций, а Дрегер оставил себе 12%. Как в случаи с их другими совместными активами, впоследствии за контроль над ЗКХО между ними вспыхнет жестокая война.

Очень громкой и скандальной была история с захватом, а потом разделом «ДОПАС» — Донецким областным предприятием автобусных станций. Это предприятие возникло еще в УССР, тогда оно объединяло свыше 80 автобусных станций. В 90-е оно было приватизировано трудовым коллективом, с созданием ОАО «ДОПАС», контрольный пакет которого быстро сосредоточился в руках начальства. Но и они не удержали его, когда в 2003 году «ДОПАС» атаковали Дрегер и Белородский. Предприятие было захвачено ими по двойной схеме. Сначала у главных акционеров предприятия (Коновалова В.Л., Соловей Л.А., Арестова Н.Л., Литвиненко В.Ю. и Бородинова Л.В.) были буквально украдены их акации. Кража состоялась путем подделки подписей на поручениях о реализации акций, а участвовали в этой криминальной афере днепропетровская Дилерская контора «Укринвест», киевский Инвестиционный фонд «КООП-Инвест» и донецкое ЗАО «Регистратор». Затем акции через подставных лиц (бомжей) перешли в руки Дрегера и Белогородского, а те устроили «левое» собрание акционеров (себя и своих людей), после чего имущество ОАО «ДОПАС» перешло к созданному Дрегером и Белогородским ООО «ДОПАС» (в 2009 ставшим ЧАО «ДОПАС»). В данном предприятии контрольный пакет остался за Дрегером, а Белогородский стал миноритарием.

Нужно заметить, что по факту присвоения акций в 2003 году Донецкой областной прокуратурой было возбуждено уголовное дело №67-1072, которое успешно «провисело» до 2007 года и было закрыто следователем МВД Анной Коваль.

На этом Дрегер не остановился, и в следующие годы путем рейдерских захватов присоединил к «ДОПАС» предприятия ОАО «Донецкавтотранс», несколько АТП (в Константиновке, Артемовске, Снежном и Торезе), поглощал отдельные автостанции и мелкие предприятия-перевозчики, постепенно монополизируя рынок автобусных перевозок в Донецкой области. Его автотранспортная империя стремительно расширялась, в ней появились: «Транспортный союз Донбасса», «Авто-экспресс», ООО «Магистраль-2003», ООО «Автовокзалы Донбасса», ООО «Донецкие вокзалы», «Донбассавтосервис», ООО «Север-Авто» и др. Столь удачливый бизнес выходца из Славянска в вотчине «донецких» объяснялся тем, что в число компаньонов Дрегера вошел Алимжан Идяятович Бахтеев – супруг Татьяны Бахтеевой, которая в свою очередь была «другом семьи» Жигана Такташева (работала вместе с его женой) и близкой знакомой таких фигур, как Ахать Брагин, Ринат Ахметов, Геннадий Узбек. Таким образом, пропуском на территорию Донецка для Дрегера стало трудоустройство Алимжана Бахтеева (он числился на некой должности в «ДОПАС») и некая схема, отстегивающая часть прибыли семейству Бахтеевых и Такташевых. Сообщалось, что частью этой схемы была монополия на заправку всего автотранспорта, контролируемого фирмами Дрегера, на заправках «УНТ-Восток» — принадлежавшим структурам, связанных с семьями Такташевых, Бахтеевых и Валитовых, бизнесменами Игорем Филиппенко, Андреем Адамовским и Николаем Гавриленко (нынешний глава «Укртранснафты»).

Дрегер не только захватывал автостанции и автопредприятия, но и безжалостно драл три шкуры с пассажиров и с других перевозчиках, работавших на автобусных маршрутах в Донецкой области. В частности, в стоимость билетов он включал 20% «станционного сбора» + 10% стоимость неких услуг, якобы оказываемых «ДОПАС» перевозчикам (на самом деле никаких услуг не было). В итоге билеты на межобластные рейсы, продаваемые в Донецке, оказывались на 20-30% дороже билетов, продаваемых на обратные рейсы в Полтаве или Харькове. В 2009 году это стало поводом, по которому Генпрокуратуру отправила замечание по работе «ДОПАС» председателю Донецкой ОГА Владимиру Логвиненко. Однако тогда Дрегер легко выпутался из ситуации, обратившись к своей покровительнице Татьяне Бахтеевой.

Но Дрегер не ограничивался в автотранспортной теме рамками Донецкой области. К 2010 году он был уже владельцем 70% акция ОАО «НОПАС» — аналогичного предприятия в Николаевской области, а также захватил автовокзалы Херсона и Одессы.

Следующей известной жертвой рейдеров в 2004-2006 г.г. стало КП (коллективное предприятие) «Зуевский энергомеханический завод». Его беды начались еще в 90-х годах, но была ли в этом вина лишь его старого директора Степана Портнова, сказать трудно. Например, СМИ сообщали о том, что Портнов пытался выйти с продукцией завода на международный рынок, даже западный, но там ему ответили, что не будут сотрудничать с коллективным предприятием, а только с частным (такой вот на Западе «свободный рынок» получается). На украинском же рынке царили хаос и коррупция, к тому же Зуевским заводом заинтересовались рейдеры. И вот тут к Портнову пришли Дрегер и Белогородский, представившись как владельцы ЗКХО и «промышленники», сделали на заводе крупный заказ, а затем по-приятельски предложили ему помочь – и рейдеров отогнать, и предприятие переоформить в частное, чтобы западные партнеры его не чурались, и даже стать поручителями кредита в размере 30 миллионов гривен в банке «Мрия». В качестве своего гонорара они запросили по 12% акций завода, но при этом уверили, что 51% останется в руках Портнова.

Уговорив старика, они создали ЗАО «Зуевский энергомеханический завод» — которому затем было передано всё недвижимое имущество и оборудование коммунального предприятия. Причитающиеся за него деньги были перечислены на счет фирмы-однодневки ЧП «ТанЛар» и должны были пойти на закупку оборудования, но… исчезли. Затем Дрегер передал Портнову его пакет акций (51%), но оформленный таким образом, что Портнов не мог ими самостоятельно полноценно распоряжаться! Портнов пытался протестовать, но против него уже было возбуждено уголовное дело №67-2036 за незаконную продажу предприятия. Это дело вела всё та же Анна Коваль, то есть его контролировал Дрегер (удерживая его в висячем состоянии) и больше года шантажировал им старика Портнова. А когда затем осенью 2007 года Портов попытался продать свои акции, то он не смог их получить из рук распорядителя. Затем на заводе поменялось руководство: уволенный с поста директора Портнов вдруг вернулся и стал председателем наблюдательного совета, а Дрегер поручил Анне Коваль таки закрыть уголовное дело №67-2036, видимо достигнув с Портновым некого компромисса. После этого Коваль уволилась из МВД и устроилась работать начальником Департамента финансово-экономической безопасности ОАО «Донецкавтотранс», прилагая свои способности и связи для «решения вопросов», сопровождавших коррупционный бизнес Дрегера.

Впрочем, уже в феврале 2008-го одумавшийся Портнов побежал искать правду СМИ и в СНБО (к Турчинову), призывая защитить его от рейдеров. Но было уже поздно, и вскоре Портнов потерял также место главы набсовета – его сменил Дмитрий Сазонов, давний знакомый Дрегера (они вместе учились в институте) и управляющий многими предприятиями. Казалось бы, рейдеры-компаньоны вновь победили, однако всего через несколько месяцев между ними возник который и рассорил насмерть Дрегера с Белогородским, сделав их лютыми врагами.

Собачья драка

Когда Степан Портнов хотел продать контрольный пакет акций предприятия, то Владислав Дрегер и Белогородский логично расценили это как угрозу своим интересам (хотя Портнов и не смог этого сделать). И они решили «наказать» старика, лишив его этих акций. Решить вопрос взялся Дрегер, который всегда занимался юридической стороной дел. Но вместо того, чтобы отобрать акции у Портнова и разделить его с компаньоном, он решил кинуть Белогородского (чтобы вполне в традициях «17-го участка»). По обрывчатой информации SKELET-info, это произошло после того, как к компаньонам обратились бывшие «сонцевские» с некими требованиями к Белогородскому, после чего Дрегер решил порвать с партнером.

Эта история была настолько запутанной (даже Портнов постоянно озвучивал противоречивые версии событий), что о точном замысле Дрегера можно было лишь гадать. Похоже, он договорился с Портновым: тот передает акции ему одному, взамен получая пост главы набсовета и закрытие уголовного дела. Сделка состоялась, хотя Портнов сам затем нарушил её, начав публично «каяться». Ну а обделенный Белогородский начал мстить Дрегеру, и в итоге они объявили друг другу рейдерскую войну.

Правда, поначалу Сергей Белогородский лишь угрожал и заходил издалека (организовывая запросы и жалобы в правоохранительные органы на бизнес Дрегера), не предпринимая никаких решительных действий. Так что уже летом 2008-го Владислав Дрегер решил заодно отжать у компаньона и ЗАО «Коксохимоборудование». Причем, у Дрегера было 12% акций, у Белогородского контрольный пакет, но Дрегер всё-таки атаковал – это красноречиво говорило о том, что позиции Дрегера были намного сильнее.

Стоит заметить, что война велась не только экономическими методами. 10 декабря 2008 года возле «мерседеса» Влада Дрегера взорвался мусорный бак. Это было явно лишь предупреждение: контейнер поглотил все осколки заложенной в него гранаты Ф-1, которая сработала, скорее, как большая «шутиха». Поэтому в «мерседесе» лишь выбило стекла левых дверей и парой обломков бака продырявило корпус. Однако Дрегер предупреждения не внял, но и большой паники тоже не поднимал, видимо зная, от кого этот «сюрприз». А вот правоохранители терялись в догадках, поскольку людей, пострадавших от рейдерства Дрегера, было очень много.

Вот только в период 2008-2010 г.г. у этой войны была одна странность. Хотя Дрегер совершал рейдерские атаки на предприятия, контролировавшиеся Белогородским, он так и не потерял своих активов. И это наводило на размышления о том, а действительно ли это война между поссорившимися компаньонами? Но эти подозрения развеял последующий арест Владислава Дрегера.

О причинах его падения до сих пор нет достоверной информации. Но интересно, что в период 2006-2010 г.г. донецкий бизнесмен Дрегер не поддерживал Партию Регионов. В 2006 году он спонсировал ПСПУ Витренко, сотрудничал с маргинальными пророссийскими движениями (в том числе с будущим лидером сепаратистов Павлом Губаревым), а в 2010-м решил поддержать Сергея Тигипко и даже вступил в его «Сильную Украину», возглавив Донецкое областное отделение партии. На выборах он завесил и заклеил плакатами Тигипко все свои автобусы и автостанции. Более того, это отделение он создал из сотрудников своих фирм, и они же вошли в избирательный список «Сильной Украины» на выборах в областной совет.

Казалось бы, поддержка Сергея Тигипко в стратегических выборах 2010 года – это и есть непростительная политическая ошибка Дрегера. Однако Тигипко поддерживала и семья Раисы Богатыревой, чей сын Игорь входил в политсовет «Сильной Украины» — и ничего, она вернулась в объятия Януковича. А вот с Дрегером произошел конфуз, причем такой, что Игорь Богатырев после этого демонстративно покинул «Сильную Украину».

Отношения Дрегера с «донецкими» испортились уже к 2010 году (ему отказали в приеме в партию), и именно стало причиной того что он пошел искать счастья у Тигипко. Главным же камнем преткновения СМИ называли некий земельный участок в центре Донецка, который пытался захватить Владислав Дрегер: якобы тот должен был отойти Александру Януковичу (Саше Стоматологу), и Дрегер просто «попутал рамсы». Впрочем, у SKELET-info есть и альтернативная версия: в 2010 году Дрегер решил «освоить» автостанции Киева, и тоже перешел дорогу кому-то очень влиятельному.

В итоге в апреле 2011 года Владислав Дрегер был арестован налоговой милицией, а затем обвинен в нанесении ущерба государству по делу о незаконной продаже имущества КП «Зуевский энергомеханический завод». То, что по этому делу не были арестованы ни бывший директор Портнов, ни участник аферы Белогородский (к тому времени обосновавшийся в Партии Регионов), свидетельствовало о заказном характере дела – хотя даже в этом случае это не снимало с Дрегера ответственность за его прямое участие в преступлении.

И вот, пока Дрегер томился в СИЗО, его компаньон не стал терять этот замечательный шанс, а организовал ряд рейдерских атак на дрегеровские предприятия. В первую очередь на «ДОПАС», заручившись при этом поддержкой народного депутата Александра Бобкова. Того самого, который в 2014 году возглавит донецкий «Оплот», а потом и роту боевиков в бригаде «Пятнашки». И вновь странность: на проходных этих предприятий чуть ли не кровь лилась, «титушки» и ЧОПы тузились друг с другом, воровались печати, смещались директора – но Дрегер сохранил свои акции точно так же, как ранее свои сохранил Белогородский. И вновь возникало подозрение: а может быть, эти рейдерские атаки были спектаклем, за которым скрывалось что-то иное?

А вот чего действительно лишился сидевший в СИЗО Дрегер, так это ЗАО «Красноармейский машиностроительный завод», который он захватил еще в 2006 году – по схеме, похожей на захват Зуевского энергомеханического. На этот раз Дрегера «обнесли» быстро и до ниток, потому что предприятие присвоили себе Армен Саркисян, известный под прозвищем Армен Горловский, и его «компаньон» Гагик Агавелян — руководитель Донецкого областного союза армян, также известный как лидер этнической армянской ОПГ, организатор избиения донецкого Евромайдана, чьи кровавые «титушки» отличились и в Киеве.

Не было счастья, да несчастье помогло: в марте 2014 года Владислав Дрегер был объявлен жертвой режима Януковича и, при активном ходатайстве Александры Кужель, знакомой Дрегера по партии «Сильная Украина», он был отпущен на свободу. В числе просителей за Дрегера назывались и «три Коли»: нардепы Николай Рудьковский, Николай Катеренчук и Николай Левченко.

Спонсоры терроризма

Но если предыдущие рейдерские атаки Дрегера и Белогородского друг на друга вызывали подозрения, то арест последнего в июне 2016 года развеял сомнения даже у скептиков. Дело в том, что Сергей Белогородский был арестован по обвинению в «содействию терроризма» согласно заявлению… его компаньона Владислава Дрегера. Это был первый столь мощный удар с его стороны – и он был весьма эффективен! Пока в СИЗО сидел теперь уже Белогородский, рейдеры устроили набеги на его сохранившиеся украинские активы. Опять же странность — на те, где не было доли Дрегера. Но в данном случае, видимо, Дрегер просто боялся, что «левые» рейдеры заодно прихватят и его долю тоже. Зато у Белогородского начали отжимать даже его совместные украино-китайские предприятия, о чем информировала его адвокат Юлия Семенчук.

Что ж, согласно украинским законам, принятым в 2014-2015 годах, Сергей Белогородский действительно попадал под статью о финансировании терроризма, а также под санкции за регистрацию своего бизнеса в оккупированном Крыму. Разумеется, не он один этим занимался (многие украинские олигархи сохранили свой бизнес в ОРДЛО), однако Белогородский допустил ошибку, решив перерегистрировать свои предприятия в «ДНР». К делу был немедленно подшита копия свидетельства о регистрации его завода «Коксохимоборудование». Которым, к слову, на 12% владеет также и Дрегер (но не он же принимает решения).

Однако донос на Белогородского был написан Дрегером не по финансированию, а по содействию терроризму. Обвинение основывалось на том, что Белогородский предоставил донецкой организации «Оплот» (созданной Бобковым) офисное помещение по адресу Донецк, проспект Ильича, 3.

Казалось бы, всё складно! Вот только в уголовном деле Белогородского почему-то забыли упомянуть один очень важный факт, а именно: данное офисное помещение принадлежит не ему, а ЧП «Себек Ойл», о чем имеются соответствующие документы регистрации (см.). А вот само ЧП «Себек Ойл» на 50% принадлежит Дрегеру Олегу Францевичу, являющимся родным отцом нашего героя. Еще 50% предприятия (и злополучного офиса) принадлежит Валентине Дикухе, являющейся компаньоном Олега Дрегера еще и по предприятию «Инжиниринговая компания «Титан». Более того, заглянув в реестр компаний, которыми владел Владислав Дрегер, можно убедиться, что все они тоже переписаны на его отца Олега Францевича.

Вот и получилось, что офис, предоставленный сепаратистам, принадлежит не Белогородскому, а Дрегеру. Но неужели Белогородский и Бобков просто отжали его, как пытались они отжать предприятия Дрегера в 2012 году? Возможно. Однако Дрегер не упустил шанс придать этому рейдерскому захвату чисто политическую окраску. В тоже время он умолчал о том, что при желании мог разобраться с этим вопросом прямо на месте, при помощи властей «ДНР». Потому что по информации многочисленных источников SKELET-info, все автотранспортные предприятия Дрегеров в Донецкой области, включая территорию «ДНР», продолжают работу и по-прежнему принадлежат законным владельцам. Более того, они заботливо охраняются боевиками Ходаковского. Что же до самого Влада Дрегера, то начиная с лета 2014 года, источники сообщали о его частых визитах в России (не менее 16 только за 2015-й год), откуда он затем попадал в Донецк – для решения вопросов своего бизнеса. При этом, якобы, в Донецке его сопровождала охрана из вооруженных кавказцев. Они явно пригодились, потому что уже к 2015 году Дрегер вернул себе чуть не утраченный донецкий рынок перевозок, выбросив из него Джалала Мамедова, пытавшегося занять маршруты Дрегера в 2014 году. И не просто вышвырнул: однажды в автомобиль Мамедова «случайно» попал снаряд.

Подробности его бизнеса не секрет: автопредприятия Дрегера работают как на чисто украинских маршрутах, так и на линиях перевозок между Украиной и ОРДЛО, а также на линиях внутри «республик» и маршрутов из Донецка в Россию. Учитывая социально-экономическую специфику ОРДЛО, его население часто ездит то в Украину, то в Россию, и готово платить за билеты даже по завышенной цене (сотни гривен). На чем и делает свой бизнес Владислав Дрегер.

Однако в ноябре 2017 года Дрегер получил неприятный сюрприз: решением суда Сергей Белогородский был освобожден из СИЗО, в том числе по ходатайству нардепа Олега Невады. А это значит, что между ними может вот-вот вспыхнуть новый виток рейдерской войны. Впрочем, в настоящее время позиции Дрегера намного сильнее, в том числе и в Киеве. Где он не только нашел себе новых высоких покровителей, но и создал там охранное агентство, зачем-то набирая себя собственную армию «титушек».


Переглядів: 105