Борис Колесников: что мы забыли или не знали о донецком торгаше.

Аферисти, Корупціонери, Рейдери, Сепаратисти

Кто разделил десятки миллиардов бюджетных гривен между своими фирмами, подал идею сепаратизма Донбасса, доводил до банкротства и скупал предприятия, и после всего этого не только не понес наказание, но и занял кресло главного экономического эксперта в крупнейшей оппозиционной фракции парламента? Далеко не каждый украинец вспомнит, что речь идет о Борисе Колесникове, который пытается вернуться в украинскую политику с начисто отмытой от прежних скандалов физиономией и совершенно новой репутацией. И, похоже, что это ему удается.

Согласно последним социологическим опросам, среди украинцев наблюдается резкое падение доверия к ныне действующей власти, с одновременным ростом доверия к тем политикам, кто пребывал в ней всего несколько лет назад. И в Восточной Украине лидерами этого рейтинга оказались Ринат Ахметов (49%), Юрий Бойко (25%), Борис Колесников (17%) и Александр Ефремов (16%). Что ж, украинцы имеют крайне короткую память, что позволяет им почти сразу же забывать обо всем том, что ещё недавно натворили их кумиры! Не менее удивляет то, что столь же короткую память имеют и правоохранительные органы.

Базарная молодость олигарха

Будучи едва ли не самым близким к Ринату Ахметову человеком, Борис Колесников еще до первого Майдана удостоился титула «донецкого бандита». Это было простейшее обывательское умозаключение: раз Ахметов бандит, а Колесников его правая рука — то он тоже бандит. Но затем в СМИ появилась первая подробная информации о прошлом главных персонажей донецкого клана. И стало известно, что Колесников никогда не был членом рэкетирских «бригад» Ахатя Брагина, он всегда являлся базарным торгашом – и в прямом смысле этого слова, и по своей сути. Если спроецировать психологический портрет Бориса Колесникова на социальные термины XIX века, то не является «хозяином», как Брагин или Ахметов, он даже не тянет на «товарища хозяина» (так называли компаньонов купцов и авантюристов), он типичный «приказчик» хозяйской лавки. Таких типажей немало в современной украинской элите – например, тот же Иван Аврамов, являющийся «приказчиком» Юрия Иванющенко. Впрочем, «приказчики» далеко не последние люди, ведь в большой бизнес, а особенно в большую политику нынче попало немало «половых» и «кухарок» — это именно они чаще и громче всех галдят в телевизоре.

Но прошло еще несколько лет, и появились новые подробности из жизни Бориса Колесникова. Оказалось, что этот с виду нерешительный и мятущийся человек не так и прост, и за ним тянется длинный уголовный шлейф, в котором громкая история с «Белым лебедем» — лишь один из эпизодов. Впрочем, это ничуть не ломало его психологический портрет. Просто, как известно, с кем поведешься, от того и наберешься. А Борис Колесников изначально повелся с «лихими людишками».

Борис Викторович Колесников родился 25 октября 1962 года в городе Жданов (ныне – Мариуполь), а в 70-х его семья переехала в Донецк, где они поселились в квартире нового (на тот момент) девятиэтажного дома №40 на улице Краснозоринской (Куйбышевский район). Однако в своих интервью журналистам Колесников нагло врал, когда рассказывал байки о том, что якобы жил на одной улице с Ринатом Ахметовым. Мол, так и они и познакомились, и вообще Ринат Леонидович честный бизнесмен, и даже мухи не обижал:

Но дело в том, что семья Ахметова жила в нескольких километрах от Краснозоринской, в поселке Октябрьский (возле одноименной шахты), ближе к аэропорту – там же, где и его «наставник» Ахать Брагин, более известный как Алик Грек. С 2014 года это район регулярных обстрелов, хотя дом Ахметовых (точнее, выстроенные на месте старого дома хоромы), как говорят, чудесным образом почти не пострадал – еще одна загадка «гибридной войны»!

Фамильная «вотчина» Ахметовых в поселке Октябрьский

 

С семейным гнездом Ахметова контрастируют убогие и разрушенные дома их соседей

После окончания средней школы перед Борисом Колесниковым встали две перспективы: либо готовится к экзаменам в вуз, либо готовится к службе в армии. Он поступил иначе: в один прекрасный день юный Борис появился на улице со страдальческой гримасой на лице и заключенной в гипс и поддерживающий металлический каркас левой рукой. Так он, по его же словам, и проходил целых три года. Благодаря заумному диагнозу о полной непригодности к физическим нагрузкам (чуть ли не инвалидности), расписанному на несколько страниц знакомым травматологом его родителей, путь в армию Борису Колесникову был заказан – даже в стройбат. Видимо, это автоматически сняло и необходимость поступать в вуз, поскольку учебу Колесников продолжил аж в 1988 году, поступив заочно в техникум советской торговли. Вместо этого 18-летний «инвалид» пошел работать продавцом – и, похоже, что загипсованная левая рука ничуть не мешала ему лихо торговать бакалеей и фруктами в магазине Куйбышевского отдела рабочего снабжения (ОРС) «Донецьквугілля».

 

Ринат Ахметов

Именно в этом Куйбышевском ОРСе Колесников тесно сблизился с двумя другими «работниками торговли»: Ахатем Брагиным и Ринатом Ахметовым. Сначала с Брагиным, который в начале 80-х официально работал мясником (а неофициально «катал» карты и занимался рэкетом), а затем, когда тот стал директором донецкого магазина №41, и с его официальным экспедитором Ринатом Ахметовым (ближайшим помощником Брагина в его делах). Однако на тот момент они ещё не были для Колесниковых авторитетов, а лишь такими же спекулянтами дефицитом, как и он сам, но только с громкой бандитской репутацией. Намного больше Колесников дорожил своими связями с ОРСовским начальством, заведующими базами (в том числе с Шамилем Иванковым), директорами других магазинов – словом, теми, кто в советские времена входил в состав «торговой мафии».

Ахать Брагин, он же Алик Грек

Ахметов и Брагин, кадр из оперативной съемки 1991 года

В 1985-м Борис Колесников сменил бизнес: вместо спекуляций «из-под полы» дефицитом он переключился на махинации и хищения, устроившись в Донецкий оптово-розничный комбинат — где неплохо «зарабатывал» на «усушке» и «утряске» фруктов. А затем в СССР хлынул поток заморских фруктов, купленных за нефтедоллары или полученные по бартеру: апельсины и лимоны начали продавать круглый год, в продаже появились новые сорта яблок, даже невиданные ранее в провинции ананасы. Но у этой торговли была одна особенность: практически везде импортные фрукты продавали не в обычных советских овощных магазинах, смердевших гнилой картошкой и перекисшей капустой, а через потребкооперацию. Секрет был прост: эти кооперативы, пользуясь своим правом заготавливать, хранить и продавать овощи и фрукты, «заготавливали» импортные цитрусовые прямо на базах, скупая их на корню — а затем перепродавали населению в своих кооперативных лавках или с уличных «точек», с хорошей наценкой (от 50 копеек до 1 рубля с килограмма). Подобная схема была банальной спекуляцией и действовала практически по всему СССР, но никто и не пытался её прикрыть, потому что в доле с кооператорами были все: директора баз и «Союзплодимпорта», милиция и прокуратура, местные власти, и, конечно же, ОПГ. Кроме того, продажу импортных фруктов через кооперативы лоббировали в самой Москве: наверху считали, что кооператоры справятся с этим лучше (больше торговых точек, выше сохранность товара), чем заскорузлые «овощные».

Как раз в такой кооператив, открытый на Центральном рынке Донецка, и устроился в 1986 году Борис Колесников. Формально он числился в нем лишь «продавцом-заготовителем», однако уже не стоял за весами, а занимался закупкой товара на базе, его развоза по «точкам» и сбором выручки. В этом же кооперативе работали, тоже числясь продавцами или экспедиторами, несколько человек из группировки Брагина – которая, собственно, и «держала» этот бизнес в доле с торговой и прокурорской мафией. Вот так Борис Колесников, с прозвищем «Боря Колесо», вошел в круг известнейшего донецкого ОПГ — но не в качестве «бойца», а как ловкий коммерсант, умело использующий свои связи и многолетний опыт торгаша.

 

Кровавый «Юг»

Среди людей, с которыми Колесников непосредственно работал, был в доле и контактировал по делу во второй половине 80-х, стоит отметить нескольких человек. Во-первых, это Сергей Алексеевич Роман (кличка «Серый»), 1956 г.р., живший тогда в поселке Октябрьский недалеко от Ахметова и входивший в ОПГ Брагина (писали, что он был школьным товарищем Брагина). «Серый» занимался рэкетом на том самом Центральном рынке Донецка (самая «козырная точка» в 80-х годах), где находился «главный офис» кооператива, в котором спекулировал фруктами Колесников. По имеющейся информации, «Серый» заодно осуществлял шефство над этим кооперативом, и его доля в нем была равна доли Брагина. А в начале 90-х, когда «Союзплодимпорт» приказал долго жить, торговлю импортными фруктами в Донецке продолжили через частные фирмы, занимавшиеся их ввозом через азовские порты. Так постепенно возникли фирмы, фактически монополизировавшие торговлю импортными фруктами на Донбассе: ООО «Юг» (1993), СП «Скандин-Юг», а затем ООО «Фрукты мира». Возникли из того самого кооператива, созданные усилиями двух людей: Сергея Романа и Бориса Колесникова. Первый являлся фактическим хозяином фирм, в которые изначально вложили средства Романа и Брагина (заодно приватизировав на фирму «Юг» Центральный рынок Донецка), а второй был их управляющим (директором), создававшим торговую сеть на Донбассе и мотавшимся в субтропические страны договариваться с поставщиками.

Кстати, по имеющейся информации, в 1991 году Борис Колесников не получил, а буквально купил себе диплом Донецкого техникума советской торговли, поскольку у него не было времени учиться там даже заочно – человек был погружен в коммерцию с головой. Диплом он возжелал себе, когда их базарно-фруктовый кооператив впервые переоформили в уже частную фирму, в которой Колесников получил должность коммерческого директора. Видимо, аттестата о среднем образовании ему было слишком мало, а вот дипломы экономических вузов тогда еще не продавали, пришлось довольствовать тем, что смогли «достать».

Отношения членов отечественных ОПГ 80-90-х годов имелb замысловатую структуру, напоминающую раннефеодальную систему. Приближенные «авторитетов» либо получали от них в «кормление» какие-то рынки, магазины или иные доходные «точки», либо создавали их себе с благословения «авторитетов», либо они присоединялись к крупным бандам с уже своими «вотчинами», сохраняя их за собою. Однако они отчисляли ОПГ часть своих доходов (долю), которая делилась между «братвой» и «авторитетом», шла в «общак» ОПГ и т.д. С началом эпохи капитализма эти отношения оформили иначе: лидеры ОПГ (или их доверенные лица) и их ближайшие помощники становились соучредителями предприятий, в которых они получали свою законную долю. Сам же Колесников до середины 90-х оставался «управляющим на зарплате».

Положение Колесникова изменили две смерти: Ахатя Брагина и Сергея Романа, этих друзей с детства. Первым был убит Брагин (15 октября 1995), и его доли в разных предприятиях заполучил себе Ахметов. При этом Ахметов уже не делился с «братвой», забыл про «общак» и прибрал к своим рукам все активы ОПГ, превратив их в свои компании. Но кое-кто из его окружения тоже стал акционером – и в их числе был Борис Колесников. Так в 1996 году, в ходе очередного переоформления фирмы «Юг», состав её учредителей-совладельцев изменился: вместо убитого Брагина компаньоном  Романа стал Колесников. Как так получилось, что к нему фактически отошла доля Брагина в «Юге», осталось тайной закулисных бандитских интриг. Сообщалось даже, что к убийству друга был причастен сам Сергей Роман, который в 1995-м году сблизился с донецкой ОПГ Евгения Кушнира – а именно на эту банду затем «повесили» все громкие убийства (Ахата Брагина, Евгения Щербаня, Вадима Гетьмана). Однако некоторые источники сообщали, что банду Кушнира просто подставили как козлов отпущения. Кроме того, в любом случае Колесников не получил бы долю Брагина без каких-то особых дружеских отношений с Ахметовым, ставшим наследником Алика Грека. Ахметов же вряд ли бы просто так подарил «Колесу» половину фирмы, на тот момент уже скупившей не только Центральный рынок Донецка, но и множество магазинов и складов в регионе. По этому поводу ходили слухи, что Колесников оказал Ахметову некую очень важную услугу.

Стоит заметить, что в регистрационных документах можно найти одну загадку: Сергей Роман в них прописан по адресу на Краснозоринской (в квартире Колесниковых), а Борис Колесников – в доме на Вахрушева, где вырос и жил Сергей Роман. Впоследствии именно эта странная рокировка вызвала легенду о том, что Колесников якобы в юности жил на Вахрушева и был соседом Ахметова. Однако люди, знавшие Колесникова со школьного возраста, утверждают, что Борис с родителями жил именно в многоэтажке на Краснозоринкой, и лишь в 90-х перебрался в дом Романа на Вахрушева, когда тот после убийства Брагина выехал за границу. Возможно, тогда во время перерегистрации фирмы «Юг», Роман, подарив (или продав) Колесникову свой дом, решил указать в документах адрес квартиры своего компаньона.

А чуток позже кто-то оказал важную услугу самому Колесникову: 23 мая 1997 года был убит Сергей Роман.  Некто, близкий к Роману, выманил его из-за границы в Донецк, якобы на деловую встречу. Кандидатов на роль Иуды было несколько, в том числе и в фирме «Юг». Помимо самого Колесникова, назывались имена еще нескольких людей, с которыми Роман тоже начинал в кооперативе на Центральном рынке Донецка: Виктор Гудинец, Андрей Бабак, Владислав Лиходей, а также присоединившийся к ним позже «юный юрист» Иван Шакуров (1970 г.р.)

 

Бабак изначально был человеком Колесникова, его неизменным помощником и замом еще с 80-х годов, а вот Гудицен считался доверенным лицом Романа – и именно на Гудинца он оставил фирму «Юг», когда отбыл за границу. Но затем свидетели отмечали, что Гудинец буквально «спелся» с Колесниковым, а тот в свою очередь сильно дружился с Ахметовым. Даже милиция утверждала, что лишь Колесников и Гудинец знали, когда и где будет находиться Сергей Роман в тот злополучный день – но вскоре следствие перестало задавать им вопросы.

Андрей Бабак с семьей

Как бы там ни было, но после убийства Сергей Романа все получили впечатляющее «наследство» — даже то, на которое компаньоны и топ-менеджеры покойного по закону вроде бы и не могли претендовать. Ахметов получил в свое полное владение ряд объектов недвижимости в Донецке, которым Роман ранее владел совместно с Брагиным. Предприятия Романа с Центрального рынка Донецка в основном достались Колесникову и его окружению – теперь он стал их хозяином. Впрочем, в «Юг» вместо Романа вошел новый совладелец – им стала фирма «Укринком», принадлежащая Жигану Такташеву, очень близкому к Ахметову человеку (умер в 2005). Виктор Гудинец получил в «награду» за свои таинственные услуги фирму ООО «Фрукты мира», ставшей главным поставщиком тропических фруктов на Донбассе, фирму «Весна» (торговля цветами), и фирму «Скандин-Юг».

Также Гудинец стал руководителем и соучредителем фирмы «Реестр-Консалтинг», на пару с Максимом Викторовичем Колесниковым (1975 г.р.), являющимся сводным братом Бориса Колесникова по отцу. Андрей Бабак стал фактически вторым лицом в «Юге» после Колесникова, а когда тот получил должность в Донецком областном совете, то он передал Бабаку кресло директора. Что же касается юриста фирмы «Юг» Ивана Шакурова, который непосредственно участвовал в разделе капитала убитого Сергея Романа, то он тоже получил свой кусок «пирога», только иначе: в 1997-м Шакуров стал совладельцем и директором юридической фирмы ООО «Укрконсалтинг», созданной Колесниковым для обслуживания своей зародившейся бизнес-империи.

Грязный шоколад «Конти»

Украинцам Борис Колесников был знаком, главным образом, как еще один «шоколадный олигарх» — владелец кондитерской корпорации «Конти». А также по скандальному уголовному делу вокруг универмага «Белый лебедь», в 2005 году отправившего Колесникова на несколько месяцев за решетку.

История приватизации Константиновкой кондитерской фабрики началась с торговли сахаром. В 1988-92 г.г. этот незаменимый продукт был дефицитом, отпускаемым по талонам – и предметом спекуляцией теневого рынка. Занимались сахаром и апельсиновые кооператоры Центрального рынка Донецка, причем в 1991-92 они начали скупать его вагонами прямо на сахарных заводах. Но тут талоны отменили, спрос упал, и сахар нужно было куда-то девать. С подобной проблемой в начале 90-х сталкивались все начинающие олигархи Украины: все они изначально занимались сырьем (уголь, нефть, газ, руда, сахар, зерно и т.д.), а потом стали испытывать проблемы с его сбытом. Выходом из ситуации была переработка «излишков» на заводах – вот так будущим олигархам понадобились промышленные предприятия. Колесников тогда предложил схему бартерного обмена сахара на продукцию Донецкой и Константиновкой кондитерских фабрик. Последняя была чуть ли не крупнейшей в Восточной Украине (пять цехов плюс дополнительные производства масла и безалкогольных напитков), но, как и все госпредприятия была на грани разорения – в первую очередь благодаря схемам Колесникова. Ведь денежная прибыль за реализованную продукцию оставалась у коммерсантов, а фабрика получала лишь сахара по бартеру. Но, собственно говоря, Колесников был только пользователем, а не изобретателем этих схем: аналогично в 90-х разоряли, вводили в долги, а потом скупали металлургические заводы и химкомбинаты по всей Украине.

Чтобы довести Константиновскую фабрику до банкротства, ввести в её правление своих людей и приватизировать по типичной схеме «госпредприятие – коллективное акционерное общество – скупка акций у коллектива», Колесникову потребовалось около четырех лет. Так в 1997 году, сразу после убийства Сергея Романа, на базе этой фабрики («лишние» цеха закрыли) возникло ЗАО «Производственное объединение «Конти». Но за рамками истории рождения одной из крупнейших кондитерских корпораций Украины (14% рынка в 2012 году) остались незамеченными некоторые подробности вхождения донецких базарных торговцев в Константиновку, на тот момент являвшуюся вотчиной ОПГ Петра Рахмана.  Этот константиновский «авторитет» тогда также переходил от криминальных делишек к полукриминальному бизнесу, прибирая к рукам предприятия — вместе со своим ближайшим подельником Павлом Маликом. Считалось, что Рахман был тогда настолько влиятельным человеком, что смог заполучить несколько «точек» в Донецке, которые не трогали люди Брагина. Однако уже к концу 90-х Рахман «сдулся» до местечкового уровня, и, хотя он захватил рейдерскими методами несколько «жирных» предприятий в области, на фоне группировки Ахметова он выглядел как Луна рядом с Юпитером. Поэтому насчет его «крутизны» имеются некоторые сомнения.

 

Петр Рахман

В таком случае вперед выходит иная версия, основанная на обрывчатых сведениях из различных источников: Колесников сумел закрепиться в Константиновке, используя чисто базарно-торгашеский метод «я – тебе, ты – мне». Произошло следующее: хотя в начале 90-х Борис Колесников был лишь коммерсантом-управляющим, он обрисовал перспективы работы в Константиновке (сбыт того же сахара на кондитерскую фабрику) Сергею Роману, а тот поговорил об этом с Брагиным, и эти два донецких «авторитета» решили договориться со своим константиновским «коллегой» об обмене. Рахман не стал возражать, чтобы донецкие окучивали Константиновкую кондитерскую фабрику, а Брагин дал добро на то, чтобы Рахман заполучил в Донецке несколько «точек». Так продолжалось несколько лет, но после убийства Брагина, а потом Романа, Колесников в паре со своим верным помощником Бабаком тут же заграбастал в свои руки кондитерский бизнес в Константиновке, оформив его приватизацией фабрики и созданием ЗАО «Конти».

Кстати, одновременно с контрольным пакетом акций «Конти», Колесников в 1997-м обзавелся, наконец, дипломом о высшем образовании Донецкой академии управления (частный коммерческий вуз) по специальности экономист-менеджер. Впрочем, окружение Колесникова хорошо знало цену этого диплома — в самом буквальном смысле.

В 2000-м году фирма «Конти» приобрела Горловскую кондитерскую фабрику, а через год Донецкую. В 2004-м «Конти» купила Курскую кондитерскую фабрику (теперь это «Конти-Рус»), выйдя на российский рынок. Впоследствии этот шаг спасет кондитерскую империю Колесникова. Первый раз — в 2013 году, когда после отставки с поста вице-премьера дела у Колесникова пошли неважно, и он даже выставлял свой пакет акций «Конти» за 290 миллионов долларов (возможно, чтобы сбежать из страны). Но вдруг Россия начинает с Украиной «шоколадную войну», блокируя ввоз продукции «Рошен». Одновременно экспорт своей продукции в России резко увеличили «Конти» и «АВК».

Колесников оказался на вершине своего бизнес-успеха. За 2013 год чистый доход «Конти» составил 3,5 миллиарда гривен!

Потом, конечно, наступил катастрофический 2014 год, когда экспорт в Россию упал и у Колесникова, но в 2015-2016 ситуация изменилась. Формально Колесников потерял свои фабрики в Донецке и Горловке, якобы национализированные сепаратистами и продолжившие свою работу под брендом «Тор». Колесников даже по этому поводу как-то возмущался в телевизоре, проклиная сепаратистов и требуя немедленного освобождения Донецка. Но за ширмой своего спектакля Колесников прятал вот что: фирма ООО «Тор» (ИНН 4632188820, КПП 463201001, ОГРН 1144632003603, ОКПО 13435082) была предусмотрительно зарегистрирована в городе Курске (по адресу ул. Серегина, д.18, кв.80) еще 4 апреля 2014 года, то есть за несколько дней до провозглашения в Донецке «республики». Возглавил фирму один из курских менеджеров Колесникова. Затем дочернее предприятие российской фирмы «Тор» была зарегистрирована в Донецке (по улице Бучмы), а в октябре 2015 года «Тор» получил сертификацию на ввоз продукции из Донецка и Горловки в Россию. После чего тамошние фабрики «Конти» якобы национализировали и переименовали в «Тор» якобы сепаратисты. На самом деле ловкий прохиндей Колесников просто переоформил свой бизнес, и его донецкая и горловская фабрики продолжили работу, экспортируя свою продукцию в Россию под торговой маркой «Тор».

«Сделано в ДНР»: конфетная продукция под брендом «Тор», производящаяся на Донецкой кондитерской фабрике

Добавим: одновременно с этим фабрики Колесникова, оставшиеся на украинской территории, продолжают работать под брендом «Конти». Впрочем, случалось, что в Украину (через Россию) завозилась и продукция «Тор» донецкого производства, что вызывало недоумение и возмущение многих украинских покупателей из-за надписей на упаковках. И это не считая того, что Борис Колесников, как владелец курской «Конти-Рус», продолжает свой бизнес в России. Впрочем, как известно, он не единственный украинский «шоколадный олигарх», имеющий свой бизнес на территории России.

А вот еще одна интересная история о «Конти». Многие уже и забыли, что с 1997 по 2006 годы эта фирма носила полное название ЗАО «Производственное объединение «Киев-Конти». Связь с Киевом была чисто номинальной: с середины 90-х Колесников организовал аренду производственной линии на столичной фабрике имени Карла Маркса. Но в 1999-м киевскую фабрику приватизировал Петр Порошенко, и она стала главным объектом его «Рошена». Похоже, что после этого отношения Порошенко и Колесникова как-то не заладились, однако громкий бренд «Киев-Конти» сохранялся до тех пор, пока в 2005 году с Борисом Колесниковым не случилась та самая пренеприятнейшая история в его жизни. И тогда в 2006-м фирма изменила свое название на просто «Конти».

 

Дело «Белого лебедя»

Сия история произошла в 2002 году, когда Борис Колесников занимал должность председателя Донецкого областного совета. Попал он в него на выборах 1998-го, затем, когда в 1999-м облсовет возглавил Янукович (совмещая с губернаторским постом), Колесникова назначили его заместителем. Сообщалось, что обе фигуры расставил Ахметов, и это было его главным шагом в борьбе за полный контроль над областью. При этом кандидатуру Колесникова одобрили представители т.н. «старых донецких» — то есть бывшие советские чиновники и функционеры (в том числе и торговая мафия), которые в 90-х отступили на второй план, уступая лидерство в области группировке Ахметова. В данной схеме договоренностей Колесников, не обладая личной реальной властью, был важным связующим звеном между старым и новым поколением донецкой «аристократии». Ну а когда в 2001-м Янукович перестал совмещать посты, он передал кресло председателя облсовета Колесникову – просидевшему в нем до выборов 2006 года. Впрочем, сидеть ему пришлось не только в мягком кресле, и причина этого была странная история с торговым центром «Белый лебедь».

 

Тот самый «Белый лебедь» в 2003 году

«Белый лебедь» — это здание бывшего советского торгового, построенного еще в 1965 году, а в 80-е ранее носившего прозвище «Белка» и являвшимся одним из центров криминальной жизни Донецка того времени. Там торговали «из-под полы» дефицитом, в скверике рядом крутили наперстки и «гопстопили лохов», появились первые «комки» с импортными товарами. В 90-х «Белый лебедь» приватизировали, потом вырывали из рук и перекупали – в общем, в эпоху, когда в Украине еще не начали строить каркасные ангары ТРЦ нового типа, старые советские универмаги и универсамы были в цене. К тому же, «Белый лебедь» имел целый ряд дочерних фирм. И вот в 2002 году произошел очередной передел собственности, в ходе которого основные владельцы магазина семья Пенчуков расстались с 24% акций (из своего 34% пакета) в пользу людей Ахметова и Колесникова. Что там произошло на самом деле, осталось неизвестным, однако в 2004 году состав акционеров «Белого лебедя» выглядел так:

  • Борис Пенчук, сын бывшего владельца, экс-директор магазина – 10% акций
  • Михаил Ляшко, Сергей Кий и Жиган Такташев, люди из ближайшего окружения Ахметова — по 12,5%
  • Юрий Чертков, имевший очень криминальную репутацию, называвшийся правой рукой Ахметова и человеком близким к Юрию Иванющенко — 11,24%
  • Игорь Ахметов, брат Рината Ахметова – 10,2%
  • Андрей Бабак, близкий человек Колесникова – 10,2%

Кто владел еще примерно 18% акций, не сообщалось. Но в ходе 2004 года «Белый лебедь» был вогнан в миллионные убытки, при этом было возбуждены уголовные дела против его главбуха, изменено руководство предприятия, а на 2005 год явно планировалось поглощение этих 18% плюс 10% Пенчука. Словом, типичная схема прихватизаций и рейдерких захватов! Однако после смены власти в стране, в марте 2005-го, Борис Пенчук подал в правоохранительные органы заявление о том, что в 2002 году Борис Колесников вымогал у его семьи акции «Белого лебедя», используя как своё служебное положение председателя Донецкого облсовета, так и свои связи с донецкими бандитами. Обвинение было громким, СМИ регулярно освещали это дело, так что украинцы еще помнят все подробности обвинения.

И вот 6 апреля 2005 года Бориса Колесникова вызвали в Генпрокуратуру. Формально вроде бы в связи с его высказываниями на Северодонецком съезде (ноябрь 2004 года), где он в частности предложил создать «новое федеративное государстве в форме Юго-Восточной республики со столицей в Харькове». По сути, этими словами Колесников возродив идею ДКР (Донецко-Криворожской республики 1918 года) и посеял семена будущего сепаратизма Юго-Восточной Украины. За это организаторов съезда несколько месяцев «тягали» то в СБУ, то в Генпрокуратуру, однако никого из них так и не наказали, поэтому Колесников шел на встречу со следователем с легким сердцем. Однако из Генпрокуратуры он больше не вышел – будучи задержанным по обвинению в деле «Белого лебедя».

Раиса Богатырева и Борис Колесников в суде

Это дело стало одним из самых громких событий 2005 года, еще больше расколовшим украинское общество. Сторонники новой «оранжевой» власти видели в нем долгожданную борьбу с коррупцией и начало искоренения криминальных кланов, реализацию предвыборного обещания Ющенко «бандити сидітимуть у тюрмах». Сторонники проигравшего Януковича верили в то, что дело против Колесникова – это часть масштабных политических репрессий. Ведь именно так утверждала мощная пропаганда регионалов, дружно вставшая на защиту своего соратника.

Как известно, это скандальное и, по тем временам, просто сенсационное дело завершилось еще более сенсационно: обвиняемый и обвинитель затем поменялись местами. Это стало началом краха надежд украинцев на честность и объективность новой власти.  Но лишь позже выяснилось, что и начиналась эта история весьма грязно. А именно: за несколько дней до своего заключения Борис Колесников имел разговор с тогдашним секретарем СНБО Петром Порошенко. Полное содержание этого разговора до сих пор остается в секрете, и лишь по обрывчатым сведениям из следственной комиссии Верховной Рады стало известно, что Колесникову сообщили о том, что против него и Ахметова возбуждаются несколько уголовных дел, и намекнул, что цена этих «проблем» — ряд принадлежащим «донецким» предприятий и СМИ. При этом так и осталось неизвестным, говорил ли Порошенко как «старый друг», или же передал ультиматум – Колесников все эти годы отказывался сообщать подробности их беседы. Зато в СМИ появилась информация о том, что якобы именно Порошенко был инициатором «наезда» на Колесникова и Ахметова, и что он приходил к тогдашнему генпрокурору Святославу Пискуну, а затем к его заместителю Виктору Шокину с идеей «как заработать 2 миллиарда долларов» на аресте Бориса Колесникова и Игоря Ахметова.

Затем все закончилось. В начале августа 2005 года апелляционный суд Киева изменил Колесникову меру пресечения на подписку о невыезде, а потом на личное поручительство, а еще через год Генпрокуратура закрыла это дело «за недоказанностью участия обвиняемого Колесникова в совершении преступления». Тогда же, напомним, были закрыты дела и против других «синих» олигархов и чиновников (например, Кушнарева), и это чудесным образом совпало с реприватизацией «Криворожстали», а также началом щедрых пожертвований олигархов Донбасса на разные гуманитарные проекты Виктора Ющенко.

Что же до Бориса Пинчука, то он стал козлом отпущения: Колесников полностью оправдал свою репутацию крайне мстительного человека, и инициировал против своего бывшего обвинителя уголовное дело в клевете, открытое в декабре 2006 года. Для Бориса Пенчука начался многолетний кошмар.

Это случилось после выхода его скандальная книги «Донецкая мафия: антология», ставшей в Украине бестселлером, а заодно и первой книгой, тираж которой был арестован и уничтожен по решению суда (Киевского районного суда Донецка) как средство распространения клеветы. А затем тот же суд обвинил Пенчука в плагиате — якобы он переписал информацию у донецкого журналиста Александра Кучинского, и обязал Пенчука выплатить Кучинскому 260 тысяч гривен (к слову, Кучинский с семьей был убит осенью 2014 года под Славянском). После чего суд арестовал имущество Пенчука (две квартиры и автомобиль). Наконец, в марте 2008-го Бориса Пенчука арестовали и поместили в СИЗО, и лишь через год приговорили к 8 годам лишения свободы — в 2010-м их заменили «химией». Это казалось каким-то абсурдом: «оранжевая» власть посадила в тюрьму не «бело-синих» олигархов, а их обвинителя! В отчаянии Пенчук обвинил Луценко и Ющенко в том, что они использовали его в своих грязных делах с целью шантажа «донецких», однако для них он уже не представлял интереса.

 

Борис Пенчук

Во главе «министерства распиливания государственного бюджета»

Сегодня принято считать, что второй Майдан начался с решения Януковича и Азарова отложить подписание Ассоциации с Евросоюзом. На самом деле это произошло намного раньше, во время подготовки Украины к чемпионату Евро-2012, в ходе которой опьяненные властью и безнаказанностью регионалы устроили беспрецедентный по своей циничной коррупционности и масштабам «распил» бюджетных средств. Это отвернуло от Януковича многих его избирателей, и еще больше настроило против него противников. Однако ни тогда, ни потом, ни сейчас никакой ответственности за это не понес непосредственный распорядитель той вакханалии – министр инфраструктуры и вице-премьер по вопросам Евро-2012 Борис Колесников, уже тогда получивший прозвище «министр распиливания бюджета». Если бы в 2014-2017 г.г. новая власть поставила перед собою целью собрать материалы о чудовищных растратах и тендерных аферах Евро-2012, то на Колесникова можно было бы собрать целый шкаф уголовных дел. Однако по каким-то непонятным причинам, правоохранительные органы сегодняшней Украины даже не вспоминают эту тему. Что выглядит совсем уж странным в свете декларируемых заявлениях о «бандитском режиме Януковича». Поэтому о бурной деятельности Колесникова в период 2010-2012 г.г. нам пока что известны только в виде отдельных эпизодов. Но они достаточно крупные!

Самым громким скандалом вокруг Колесникова тогда была «хюндайская катастрофа». 10 скоростных поездов, купленных у южнокорейской фирмы за 307 миллионов долларов, должны были придать украинской железной дороге современный вид – а вместо этого опозорили её на весь мир. Уже в первых своих рейсах поезда начали ломаться, порою останавливаясь посреди чистого поля, становясь объектами острот о состоянии украинских ЖД. Кстати, сам Колесников, оправдываясь перед журналистами, тоже заявлял, что во всем виновато состояние железных дорог и лично глава «Укрзализныци» Владимир Козак. Но вот на вопрос, почему россияне купили себе скоростные поезда «Сименс» по цене 14 миллионов долларов за состав, и те без приключений ездят по российским ЖД, Колесников не смог ответить внятно.

Вообще, с транспортом Колесникову часто не везло. В 2010 году вовремя визита на ЛАЗ он решил собственноручно испытать новый автобус, но, видимо, водитель из него никудышный (а права, наверное, тоже купленные). Итог: вице-премьер умудрился смять автомобиль ДАИ.

На ремонт инфраструктуры к Евро-2012 из госбюджета было выделено около 40 миллиардов гривен (5 миллиардов долларов) и фактически их распределением занимался Колесников. И то, как он это делал, вызывало очень много вопросов. Прежде всего, журналистами назывались фантастические размеры «откатов» — до 40%! Неудивительно, что стоимость реконструкций объектов была чудовищно завышенной, деньги часто уходили в «дыры» дублирующих друг друга компаний. В том числе и компаний, непосредственно связанных с Колесниковым – например, «АК Инжиниринг», ставшей одним из подрядчиков на самом «жирном» проекте Евро-2012: реконструкции национального спорткомплекса «Олимпийский» (общий объем работ около 4,5 миллиарда гривен). Только один из полученных ею тендеров (переоснащение коммуникаций) тянул на 80,3 миллиона гривен (10 миллионов долларов).

Вездесущих журналистов тогда смутило, что столичный офис «АК Инжиниринга» находился в каком-то обшарпанном полуподвальном помещении с крошечной табличкой возле входа. Сапожник без сапог, или же это какая-то афера?

 

Офис фирмы «АК Инжиниринг»

При попытке узнать об этой фирме побольше оказалось, что её директор Владимир Артюх является довольно таки известной личностью: он был «управляющим» у застройщика Александра Шепелева, который в свою очередь являлся бизнес-партнером Юрия Иванющенко. Кроме того, данная фирма является одним из соучредителей дочерней структуры «АК Инжиниринг-Донбасс». А вот вторым учредителем было физическое лицо, которого звали… Иван Шакуров!  Тот самый Иван Шакуров, который сопровождает Бориса Колесникова еще со времен торговли на Центральном рынке Донецка, который помогал Колесникову делить имущество убитого Сергея Романа, который выступал посыльным Колесникова к Пенчукам во время покупки акций «Белого лебедя».

Но самым большим «любимчиком» вице-премьера стала донецкая фирма «Альтком», принадлежащая еще одному другу детства Ринату Ахметова – скандальному Александру Тисленко. Он владеет 90% акций, и еще 10% держит его друг Сергей Павличев. Так вот, «Альтком» (и дюжина её дочерних фирм) получила от Колесникова, без всяких там конкурсов, несколько подрядов на сумму 7 миллиардов гривен! Это был самый жирный кусок бюджетного пирога Евро-2012. Среди этих заказов была и реконструкция Донецкого аэропорта. Причем его, как и столичный «Борисполь», специально перестраивали с размахом или, как потом сказал Колесников, «с запасом, на вырост» — в 3-4 раза выше текущей пропускной способности.  Соответственно, строили дополнительные терминалы, большие залы, подсобные помещения – и всё это за счет госбюджета. Неудивительно, что потом Донецкий аэропорт так долго был местом ожесточенных боев: его перестраивали с размахом «Шереметьево»!

Александр Тисленко (слева)

Но одним только Евро-2012 заработки «Альтком» не ограничились. Как оказалось, Колесников поддерживал компанию еще будучи председателем Донецкого облсовета, а потом будучи депутатом Верховной Рады. Но поистине золотой дождь на «Альтком» пролился в 2010-2012 годах, причем помимо подрядов к чемпионату, Колесников организовывал компании победы и в других тендерах: например, на строительстве дорог и мостов. Зато с отставкой покровителя «Альтком» внезапно осталась без «кормильца» в Украине и переключилась на подряды в Средней Азии и Африке – где тоже пышно цветет коррупция.

Имидж Партии Регионов после этой трехлетней вакханалии растрат был сильно испорчен, а ведь главным ответственным являлся Борис Колесников! Но его отставку связывали вовсе не со скандальными расходами или позором ломающихся «хюндаев», а с тем, что Колесников «погорел» на распределении «откатов» между ключевыми фигурами «донецких». Однажды даже появлялась информация, что Колесников якобы «крысил откаты», чем вызвал лютый гнев «семьи» Януковича. Поэтому, когда в начале 2013 года стало известно о выставлении «Конти» на биржевые торги, то многие решили, что Колесников заплатит «долги» из своего кармана или же продаст бизнес и сбежит из страны. Но через несколько месяцев всё разрешилось, и продавать «Конти» не пришлось. А полтора года в политической тени (в сессионном зале Раде) пошли Колесникову на пользу: о нём начали забывать, поэтому в феврале 2014-го ему не пришлось бежать из страны. Однако к Майдану он отнесся, понятное дело, крайне отрицательно и даже агрессивно.

И вот уже в 2015 году, будучи вновь избранным депутатом Верховной Рады, теперь уже от «Оппозиционного блока», Борис Колесников удостоился кресла «премьера оппозиционного правительства». Казалось бы, чисто потешный и ничего не значащий титул! Но так ли это? Например, почему-то одновременно с этим его любимая фирма «Альтком» вновь начал получать подряды в Украине, а сам Колесников успешно перерегистрировал свой кондитерский бизнес в России и Донецке. Похоже, что наш «теневой премьер» имеет вполне реальных друзей и покровителей в нынешней власти!

Сергей Варис, для SKELET-info

Переглядів: 337